Как вести себя с больным раком

Как вести себя с больным раком

С ним научились бороться, им научились управлять, но он по прежнему уносит жизни и калечит судьбы целых семей. И у многих, кто справился c онкологией, жизнь делится на до и после. Психологи давно определили, что каждый больной в период от постановки диагноза до завершения лечения проживает несколько сложных этапов. Он лечится и учится существовать в новых условиях.

А что же делать родным?

Как вести себя с больным, чтобы помочь или хотя бы не навредить?

Не смотря на то, что проблемы человека, столкнувшегося с онкологией, давно изучены и систематизированы, каждый случай болезни, как и каждый человек, остается уникальным. И к каждому нужен особый подход. Тем не менее, мы можем дать общие рекомендации близким, как лучше вести себя, если в ваш дом, в вашу семью пришла эта беда. Рассмотрим эти рекомендации в соответствии со стадиями в психологическом состоянии самого больного. По мере того, как он проживает эти фазы, придется корректировать свое поведение и домочадцам.

Фаза «Шок»: проявить тепло и заботу в этот период

Шок испытывает каждый человек, когда слышит диагноз: «рак». Даже если подозревал, даже если ему казалось, что готов к такому повороту событий. Реакции бывают разные: люди падают в обморок, начинают плакать или просто впадают в ступор и перестают слышать и видеть все, что происходит вокруг. В этот момент затруднён контакт с реальностью. Свойственно состояние оглушения психики, лёгкое отупение. Важно поддержать и дать немного времени на то, чтобы эту информацию воспринять. В этот момент жизненно необходимо, чтобы рядом оказался близкий человек. Больному в это момент нужна не моральная, а физическая поддержка. Помочь добраться до дома, перейти через дорогу, подняться по лестнице. В шоковом состоянии сознание человека сужено, поэтому не стоит пытаться успокаивать, убеждать или обсуждать с ним что-то. Он не услышит и не поймет. Все, что могут сделать близкие – это следить за безопасностью в быту, предлагать еду или воду и ждать, пока шок пройдет и человек начнет адекватно реагировать на окружающую среду. Как правило, этот период длится около десяти дней.

Фаза «Гнев и агрессия»: позвольте злиться, но не злитесь сами

Как только человек осознал, что с ним произошло, начинается стадия протеста или гнева. Крушения надежд и жизненных планов. Очень часто пациенты испытывают в этот момент чувство острой несправедливости и сильную злость. Эта злость направленна как во вне — на близких людей, врачей, на общество в целом на Бога, на судьбу на мир, — так и на самого себя. Это время для поддержки, дайте понять, что вы рядом, что вы не против него. Иногда несправедливо обвиняет своих родных, может говорить вещи, которые ранят, провоцировать семейные ссоры. Будьте к этому готовы, и не отвечайте агрессией на агрессию. Это скоро пройдет. Большинство больных в этот период пытаются пройти альтернативное медицинское обследование, надеясь на то, что диагноз все-таки окажется ошибочным. Иногда стоит оставить человека на какое-то время в покое, дать ему побыть наедине с собой. О фразах: «Успокойся»! или «Не переживай!» лучше забыть. Нормально переживать в этой фазе. Только прожив эту фазу, он сможет перейти к следующей.

Фаза: «Торг»: станьте союзником в жизни пациента

Затем наступает время, когда больной пытается договориться с судьбой. Задавать себе вопросы: «Почему мне это дано?» «Что я делал в жизни не так?». Попытка договориться с самим собой, со своей болезнью, с Богом. Часто на этой фазе человек начинает верить в Бога. Важно не противодействовать. Пусть идет в церковь. В этом нет ничего предосудительного. Человек меняет свое мировоззрение, начинает оправдывать болезнь и искать в ней плюсы. Пытается изменить отношения с окружающими и с самим собой. Кто-то выпускает своего внутреннего ребенка и начинает чудить. Кто-то пробует то, что давно хотел: идет учиться танцевать или петь, заниматься живописью. Не останавливайте. Не насмехайтесь над новыми увлечениями. Не отрицайте веру во что-то, даже если вы с этим не согласны. Поддерживайте больного в его активной жизни, по возможности, участвуйте в ней вместе с ним. Через принятие, доверие, понимание того, что происходит с ним можно сохранить отношение. Если состояние здоровья позволяет, предложите ему интересную поездку, сходите вместе куда-нибудь. В быту ведите себя как до болезни. Не стоит излишне опекать больного и сдувать с него пылинки. Это может начать его раздражать. В разговорах о болезни можете приводить позитивные примеры успешной борьбы с ней. А вот от мрачной информации больного лучше оградить. Ведь это чужая боль и чужая беда. Зачем проецировать ее на себя?

Фаза «Депрессия»: позвольте грустить и жаловаться

Могут возникать суицидальные мысли и намерения. Поэтому важно быть рядом, но не физически его контролировать и оберегать, а дать понять, что к вам можно обратиться, проявить уважение несмотря на то, что он в тяжелом состоянии. Лечение затянулось или не принесло желаемого эффекта. Человек замыкается в себе. У него опускаются руки. Нужно быть бдительным, внимательным к изменениям в настроении больного. В этот период он, как правило, не хочет общаться с друзьями или коллегами. Рядом остаются только самые близкие, задача которых не просто наблюдать, а пытаться принять участие. Мягко, ненавязчиво. Лучше, если получится, сделать так, чтобы человек поделился своими мыслями и страхами. Какими бы странными они ни казались, постарайтесь понять, не высмеивайте и не осуждайте. Иногда родственники говорят, что нельзя грустить, но грустить можно в этот период, чтобы происходила внутренняя работа по переосмыслению ценностей в полном объёме. Позвольте плакать и печалиться, если ему этого хочется. Без этого непростого процесса выйти в ресурсное, жизнерадостное состояние, которым является фаза “Принятия” практически невозможно. Избегайте фальши и того, что будет делать вас неестественно оптимистичными. Фразы типа: «Ерунда! Все образуется!» — это не то, что нужно на данном этапе. Они хороши, когда оптимизм исходит от самого больного, а не когда ему его навязывают. С шутками на тему болезни тоже нужно быть очень осторожными. Ирония и юмор — только если этот стиль общения выбирает сам больной. Во всех других случаях — мягкое участие. Поинтересоваться, как дела, предложить помощь.

Фаза: «Принятие»: начните новую жизнь вместе

Это приобретение жизненной мудрости. Кризисное состояние может послужить толчком для внутреннего роста и развития. Появляется способность радоваться нематериальным вещам и самой жизни в независимости от того сколько осталось этой жизни. Человек начинает новую жизнь, радуется миру вокруг, ставит цели и строит планы. Происходит осознавание своих истинных потребностей, отделение важного от второстепенного. Это время духовного роста и позитивных перемен в душе человека. Ваше настроение должно быть созвучным. Понять те процессы, которые с человеком происходят, помогут 3 инструмента — уважение, терпение и интерес к его личности и эмоциональному состоянию. Время выдохнуть и наслаждаться жизнью.

Эти стадии не всегда идут в установленном порядке. Человек может остановиться на какой — то одной стадии или даже вернуться на предыдущую.

Большинство пациентов воспринимают этот диагноз как нечто фатальное и безнадежное, как известие об отсроченной, но неизбежной смерти. Как помочь близкому человеку, которому предстоит борьба с онкологическим заболеванием, проекту Здоровье Mail.ru рассказал главный врач «Европейской клиники» Андрей Пылёв.

Как пациенты смиряются с болезнью

Первое, что испытывает человек, который узнает о диагнозе, — шок, происходящее кажется нереальным. Появляются мысли, что это ошибка, это не могло случиться с ним. Не стоит сразу же настойчиво пытаться переубедить человека, это может иметь обратный эффект. Дайте пациенту время свыкнуться с известием, осознать это. В этот период человек может быть очень рассеян, реакции на события внешнего мира могут быть замедлены, поэтому если предстоят серьезные дела или поездки, которые нельзя отложить, лучше составить ему компанию.

В этом случае нужно запастись терпением и постараться не реагировать остро на выпады в свой адрес, отнестись к такому состоянию с пониманием. Если же внешних проявлений агрессии нет, возможно, человек считает, что сам виноват в болезни и, соответственно, злится на себя самого. В этом случае важно помочь ему понять, что злокачественное новообразование может возникнуть у кого угодно, вне зависимости от его поступков и образа жизни, а винить себя не за что.

Читайте также:  Сони иксперия зет 3 компакт цена

Далее наступает стадия торга. В этот момент человек пытается изменить судьбу, взять все в свои руки. Пациент может стать очень набожным и религиозным, заняться волонтерством, начать вести здоровый образ жизни или удариться в ментальные практики. В самих этих действиях нет ничего плохого, не стоит их обесценивать и высмеивать человека за необычное поведение. В это время особенно важно, чтобы рядом был кто-то из близких с «холодной» головой и не допустил отказа от лечения. Больные люди на стадии торга очень подвержены влиянию «гуру» и «целителей», которые предлагают обряды, системы питания, биодобавки и тому подобное — вместо лечения у онколога. Отказа от лечения допустить нельзя!

Следующая стадия — депрессия. Ваш родственник — в подавленном состоянии, у него может возникать ощущение, что от него ничего не зависит, все бессмысленно, его могут посещать суицидальные мысли. Как бы ни хотелось воодушевить близкого и вселить в него оптимизм, не стоит советовать встряхнуться и отбросить грустные мысли. Очень важно не прятать негативные эмоции, а прожить их. Будьте в этот момент рядом, позвольте выговориться, поделиться своими переживаниями, можете даже поплакать вместе.

Важно помнить, что рано или поздно стадия депрессии закончится, и человек сможет отпустить свои переживания, снова радоваться жизни и смотреть в будущее оптимистично. Это заключительная стадия проживания ситуации — стадия принятия.

Зачем нужна помощь психолога

Профессиональная помощь психолога важна не меньше, чем поддержка близких. Сейчас становится все больше клиник, где врач-онколог работает бок о бок с психологом.Грамотный специалист помогает пациенту не терять мотивацию и продолжать терапию, переносить ее возможные тяжелые побочные действия.

Это особенно важно в тяжелых ситуациях, когда продолжительность жизни ограничена: у человека всегда должно быть что-то впереди. Например, последние три года у меня лечится очень пожилой пациент с распространенной формой рака легкого, для которого важно дожить до лета, когда запланирована свадьба его внучки. У него есть цель, поэтому он стойко переносит сложное лечение.

Бывают и обратные ситуации, когда на прием приходит спокойный, даже порой ироничный пациент, а его окружают заплаканные родственники, которые парализованы ужасом. Даже если вам удается держать себя в руках и сохранять трезвый взгляд на вещи и общий оптимистичный настрой, помните, что психологическая поддержка нужна не только пациенту, но и его близким. Если медицинское учреждение, где проходит лечение, не предлагает помощь психолога, вы всегда можете обратиться в государственные службы помощи онкологическим больным.

Что делать во время лечения

К сожалению, достичь ремиссии (длительного периода, когда болезнь отступает) чаще всего можно только на ранних стадиях. Но даже пациенты с распространенным метастатическим процессом могут жить годами — при условии подходящего лечения. Если шансы победить болезнь невелики, не стоит думать, что любое лечение лишено смысла. Нужно понимать, что, если врач рекомендует какое-либо лечение, значит, с ним пациент проживет дольше, чем без него. К счастью, сейчас мы отходим от патерналистской модели общения в медицине, все решения в любом случае принимает пациент и его семья. Но врач должен четко проговорить все возможные варианты развития событий, их плюсы и минусы: что будет, если не лечиться совсем, что будет в случае редуцированного лечения и что будет, если лечиться полноценно.

И речь в данном случае не только и не столько про стандартное обезболивание и уход. Паллиативная помощь — отдельное обширное направление медицины, которое включает все те же методы, которые обычно применяют в онкологии, но эти методы используются в нем с другой целью. Например, для обезболивания применяется лучевая терапия (для костных структур), нейролизис (разрушение болевого пути) или радиочастотная абляция (термическое воздействие на определенный участок иннервации), а для устранения механической желтухи, непроходимости бронхов или ЖКТ — эндоскопическая хирургия.

Пока немногие клиники предлагают паллиативное лечение. Такие манипуляции не менее, а то и более сложны. Паллиативная помощь — не та ситуация, когда человек страдает из-за лечения, напротив, она направлена на то, чтобы минимизировать страдания и боль.

К сожалению, часто «тяжелого» пациента предпочитают отправить в хоспис, не рассмотрев все варианты лечения. При этом даже при четвертой стадии заболевания у онколога есть инструменты, которые позволят прожить достаточно долго. Независимо от стадии заболевания, какие бы рекомендации вы ни получили, обязательно берите второе и третье мнение, и уже имея несколько разных мнений, принимайте решение о дальнейшей лечебной тактике.

— Мне звонит женщина и говорит: «Врачи поставили диагноз — у мамы рак. Как мне ей об этом сказать?! Она ничего не знает», — рассказывает о случае из своей практики психолог, онкопациентка, основатель группы помощи людям с раковыми заболеваниями «Жить» Инна Малаш.

Инна Малаш. Фото из архива героини публикации.

— Я спрашиваю: «Что вы сами чувствуете, как переживаете это событие?». В ответ — плачет. После паузы: «Я не думала, что столько чувствую. Главным было поддержать маму».

Но только после того как прикоснешься к своим переживаниям, появится ответ на вопрос: как и когда говорить с мамой.

Переживания родственников и онкопациентов одинаковые: страх, боль, отчаяние, бессилие… Они могут сменяться надеждой и решительностью, а потом возвращаться вновь. Но родные часто отказывают себе в праве на чувства: «Это моему близкому плохо — он болен, ему труднее, чем мне». Кажется, что свои эмоции проще контролировать и игнорировать. Ведь так трудно быть рядом, когда плачет близкий, родной и любимый человек. Когда он испуган и говорит о смерти. Хочется остановить его, успокоить, уверить, что все будет хорошо. И именно в этой точке начинается либо близость, либо отстранение.

Чего на самом деле ждут онкобольные от близких и как родным не разрушить свою жизнь в попытке спасти чужую — в нашем разговоре.

Самое правильное — быть собой

— Шок, отрицание, гнев, торги, депрессия — близкие и онкопациентка проходят одни и те же стадии принятия диагноза. Но периоды проживания стадий у онкопациентки и ее близких могут не совпадать. И тогда чувства входят в диссонанс. В этот момент, когда ресурсов для поддержки совсем нет или их очень мало, трудно понять и согласиться с желаниями другого.

Тогда родственники ищут информацию, как «правильно» говорить с человеком, у которого онкология. Это «правильно» необходимо близким как опора — хочется защитить родного человека, уберечь от болезненных переживаний, не столкнуться с собственным бессилием. Но парадокс в том, что «правильного» нет. Каждому придется искать в диалоге свой, уникальный путь понимания. И это непросто, потому что у онкопациентов появляется особая чувствительность, особое восприятие слов. Самое правильное — быть собой. Вероятно, это труднее всего.

«Я точно знаю: тебе надо изменить схему лечения/питание/отношение к жизни — и ты поправишься»

Для чего близкие любят давать такие советы? Ответ очевиден — чтобы сделать как лучше — удержать ситуацию под контролем, исправить ее. На самом деле: родные и близкие, которые столкнулись со страхом смерти и собственной уязвимостью, с помощью этих советов хотят проконтролировать завтрашний и все последующие дни. Это помогает справиться с собственной тревогой и бессилием.

Раздавая советы по лечению, образу жизни, питанию, родные подразумевают: «Я люблю тебя. Я боюсь тебя потерять. Я очень хочу тебе помочь, я ищу варианты и хочу, чтобы ты попробовал все, чтобы тебе стало легче». А онкопациентка слышит: «Я точно знаю, как надо тебе!». И тогда женщина чувствует, что ее желания никто не учитывает, все лучше знают, как ей быть… Как будто она неживой объект. В результате онкопациентка замыкается и отстраняется от близких.

«Крепись!»

Что мы подразумеваем, когда говорим онкобольной «держись!» или «крепись!»? Другими словами мы хотим ей сказать: «Мне хочется, чтобы ты жила и победила болезнь!». А она слышит эту фразу иначе: «Ты в этой борьбе одна. Ты не имеешь права бояться, быть слабой!». В этот момент она чувствует изоляцию, одиночество — ее переживания не принимают.

Читайте также:  Как заменить встроенный аккумулятор в смартфоне

Фото: blog.donga.com

«Успокойся»

С раннего детства нас учат контролировать свои чувства: «Не радуйся слишком сильно, как бы плакать не пришлось», «Не бойся, ты уже большая». Но не учат быть рядом с тем, кто испытывает сильные переживания: плачет или гневается, говорит о своих страхах, особенно о страхе смерти.

И в этот момент обычно звучит: «Не плачь! Успокойся! Не говори ерунды! Чего ты себе в голову набрала?».

Мы хотим уклониться от лавины горя, а онкопациентка слышит: «Так нельзя себя вести, я тебя не принимаю такой, ты одинока». Она чувствует вину и стыд — зачем делиться этим, если близкие не принимают ее чувств.

«Хорошо выглядишь!»

«Хорошо выглядишь!», или «По тебе и не скажешь, что ты болеешь» — кажется естественным поддержать комплиментом женщину, которая проходит через испытание болезнью. Мы хотим сказать: «Ты отлично держишься, ты осталась собой! Я хочу тебя приободрить». А женщина, которая проходит химиотерапию, порой чувствует себя после этих слов как симулянтка, которой нужно доказывать свое плохое самочувствие. Было бы здорово говорить комплименты и при этом спрашивать о том, как она себя чувствует на самом деле.

«Все будет хорошо»

В этой фразе человеку, который болеет, легко почувствовать, что другому неинтересно, как дела на самом деле. Ведь у онкопациента другая реальность, его сегодня — неизвестность, непростое лечение, восстановительный период. Родным кажется, что нужны позитивные установки. Но они повторяют их из собственного страха и беспокойства. «Все будет хорошо» онкопациентка воспринимает с глубокой грустью, и ей не хочется делиться тем, что у нее на душе.

Говорите о своих страхах

Как говорил котенок по имени Гав: «Давай вместе бояться!». Быть откровенным очень трудно: «Да, мне тоже очень страшно. Но я рядом», «Я также чувствую боль и хочу разделить ее с тобой», «Я не знаю, как будет, но я надеюсь на наше будущее». Если это подруга: «Мне очень жаль, что так случилось. Скажи, будет ли тебе поддержкой, если я буду тебе звонить или писать? Мне можно поныть, пожаловаться».

Целительными могут быть не только слова, но и молчание. Вы только представьте, как это много: когда рядом есть тот, кто принимает всю вашу боль, сомнения, печали и все отчаяние, которое у вас есть. Не говорит «успокойся», не обещает, что «все будет хорошо», и не рассказывает, как оно у других. Он просто рядом, он держит за руку, и ты чувствуешь его искренность.

Фото: vesti.dp.ua

Говорить о смерти так же трудно, как говорить о любви

Да, очень страшно услышать от близкого человека фразу: «Я боюсь умереть». Первая реакция — возразить: «Ну что ты!». Или остановить: «Даже не говори об этом!». Или игнорировать: «Пойдем лучше дышать воздухом, есть здоровую еду и восстанавливать лейкоциты».

Но онкопациентка от этого не перестанет думать о смерти. Она просто будет переживать это в одиночестве, наедине с собой.

Естественнее спросить: «Что ты думаешь о смерти? Как ты это переживаешь? Чего тебе хочется и как ты это видишь?». Ведь мысли о смерти — это мысли о жизни, о времени, которое хочется потратить на самое ценное и важное.

В нашей культуре смерть и все, что с ней связано — похороны, подготовка к ним, — табуированная тема. Недавно одна из онкопациенток сказала: «Я, наверное, ненормальная, но мне хочется поговорить с мужем про то, какие я хочу похороны». Почему ненормальная? Я вижу в этом заботу о близких — живых. Ведь та самая «последняя воля» живым нужнее всего. В этом столько невысказанной любви — говорить о ней так же трудно, как о смерти.

И если близкий, у которого онкология, хочет поговорить с вами про смерть — сделайте это. Конечно, это невероятно трудно: в этот момент и ваш страх смерти очень силен — именно поэтому хочется уйти от такого разговора. Но все чувства, в том числе и страх, боль, отчаяние, имеют свой объем. И они заканчиваются, если проговорить их. Совместное проживание таких непростых чувств делает нашу жизнь подлинной.

Фото: pitstophealth.com

Рак и дети

Многим кажется, что дети ничего не понимают, когда близкие болеют. Понимают они действительно не все. Но зато все чувствуют, улавливают малейшие перемены в семье и очень нуждаются в пояснениях. А если объяснений нет, они начинают проявлять свое беспокойство: фобии, ночные кошмары, агрессия, снижение успеваемости в школе, уход в компьютерные игры. Часто это единственный способ для ребенка донести, что он тоже переживает. Но взрослые зачастую понимают это не сразу, потому что жизнь сильно изменилась — много забот, много эмоций. И тогда они начинают стыдить: «Да как ты себя ведешь, маме и так плохо, а ты…». Или винить: «Из-за того, что ты так поступил, маме стало еще хуже».

Взрослые могут отвлечься, поддержать себя своим хобби, походом в театр, встречей с друзьями. А дети этой возможности лишены в силу своего маленького жизненного опыта. Хорошо, если они хоть как-то отыгрывают свои страхи и одиночество: рисуют ужастики, могилы и кресты, играют в похороны… Но ведь и в этом случае как реагируют взрослые? Они напуганы, растеряны и не знают, что сказать ребенку.

«Мама просто уехала»

Знаю случай, когда ребенку-дошкольнику не объяснили, что происходит с мамой. Мама болела, и болезнь прогрессировала. Родители решили не травмировать ребенка, сняли квартиру — и ребенок стал жить с бабушкой. Объяснили ему просто — мама уехала. Пока мама была жива, она ему звонила, а потом, когда умерла, папа вернулся. Мальчик не был на похоронах, но он видит: бабушка плачет, папа не в состоянии с ним разговаривать, периодически все куда-то уезжают, о чем-то молчат, они переехали и сменили детский сад. Что он чувствует? Несмотря на все уверения в маминой любви — предательство с ее стороны, очень много злости. Сильную обиду, что его бросили. Потерю контакта со своими близкими — он чувствует: они от него что-то утаивают, и он им уже не доверяет. Изоляцию — не с кем поговорить о своих чувствах, потому что все погружены в свои переживания и никто не объясняет, что случилось. Я не знаю, как сложилась судьба этого мальчика, но мне так и не удалось убедить отца поговорить с ребенком о маме. Не удалось донести, что дети очень переживают и часто винят себя, когда в семье происходят непонятные перемены. Я знаю, что для маленького ребенка это очень тяжелая утрата. Но горе утихает, когда оно разделено. У него такой возможности не было.

Фото: gursesintour.com

«Нельзя веселиться — мама болеет»

Оттого, что взрослые не спрашивают у детей о том, что они чувствуют, не объясняют перемены дома, дети начинают искать причину в себе. Один мальчик, младший школьник, слышит только, что мама болеет — нужно вести себя тихо и ничем ее не расстраивать.

И вот этот мальчик рассказывает мне: «Я сегодня играл с друзьями в школе, было весело. А потом вспомнил — мама болеет, мне же нельзя веселиться!».

Что в этой ситуации стоит сказать ребенку? «Да, мама болеет — и это очень печально, но здорово, что у тебя есть друзья! Здорово, что тебе было весело и ты сможешь рассказать маме что-то хорошее, когда вернешься домой».

Мы говорили с ним, 10-летним, не только про радость, но про зависть, про злость к другим, когда они не понимают, что с ним и как дела у него дома. Про то, как ему бывает грустно и одиноко. Я чувствовала, что со мной не маленький мальчик, а мудрый взрослый.

Позитивные эмоции, полученные из внешнего мира — ресурс, который может очень поддержать онкопациентку. Но и взрослые, и дети отказывают себе в удовольствиях и радостях, когда болеет близкий. Но лишая себя эмоционального ресурса, вы не сможете поделиться энергией с родным человеком, который в ней нуждается.

Читайте также:  Игра найди отличия на картинках ответы

«Как ты себя ведешь?!»

Помню мальчика-подростка, который где-то услышал, что рак передается воздушно-капельным путем. Никто из взрослых не поговорил с ним об этом, не сказал, что это не так. И когда мама захотела его обнять, он отшатнулся и сказал: «Не обнимай меня, я не хочу потом умереть».

И взрослые очень его осуждали: «Как ты себя ведешь! Какой ты малодушный! Это твоя мама!».

Мальчик остался один со всеми своими переживаниями. Сколько боли, вины перед мамой и невыраженной любви у него осталось.

Я объясняла родным: его реакция естественна. Он не ребенок, но еще не взрослый! Несмотря на мужской голос и усы! Очень трудно самостоятельно прожить такую большую утрату. Спрашиваю отца: «А что вы думаете о смерти?». И понимаю, что он сам боится даже произнести слово смерть. Что проще отрицать, чем признать ее существование, своё бессилие перед ней. В этом столько боли, столько страха, печали и отчаяния, что он хочет безмолвно опереться на сына. На испуганного подростка опереться невозможно — и поэтому вылетели такие слова. Я очень верю, что им удалось поговорить друг с другом и найти взаимную опору в их горе.

Рак и родители

Пожилые родители часто живут в своем информационном поле, где слово «рак» равносильно смерти. Они начинают оплакивать своего ребенка сразу после того, как узнают его диагноз — приходят, молчат и плачут.

Это вызывает сильную злость у заболевшей женщины — ведь она живая и нацелена на борьбу. Но чувствует, что мама не верит в ее выздоровление. Помню, одна из моих онкопациенток так и сказала матери: «Мама, уйди. Я не умерла. Ты меня оплакиваешь, как мертвую, а я живая».

Вторая крайность: если наступает ремиссия, родители уверены — рака не было. «Знаю, у Люси рак был — так сразу на тот свет, а ты тьфу-тьфу-тьфу, пять лет уже живешь — точно врачи ошиблись!». Это вызывает огромную обиду: мою борьбу обесценили. Я прошла трудный путь, а мама не может его оценить и принять это.

Рак и мужчины

Мальчиков с детства воспитывают сильными: не плакать, не жаловаться, быть опорой. Мужчины чувствуют себя бойцами на передовой: даже среди друзей им трудно говорить о том, что какие чувства они испытывают из-за болезни жены. Им хочется убежать — например, из палаты любимой женщины — потому что их собственный контейнер эмоций переполнен. Встретиться еще и с ее эмоциями — гнев, слезы, бессилие — им трудно.

Они пытаются контролировать свое состояние дистанцированием, уходом в работу, иногда — алкоголем. Женщина воспринимает это как равнодушие и предательство. Зачастую бывает, что это совсем не так. Глаза этих внешне спокойных мужчин выдают всю боль, которую они не могут выразить.

Мужчины проявляют любовь и заботу по-своему: они берут на себя все дела. Убрать дом, сделать с ребенком уроки, принести любимой продукты, съездить в другую страну за лекарством. Но просто сесть рядом, взять за руку и увидеть ее слезы, даже если это слезы благодарности — невыносимо трудно. У них как будто не хватает на это запаса прочности. Женщины так нуждаются в тепле и присутствии, что начинают их упрекать в черствости, говорить, что они отдалились, требовать внимания. И мужчина отдаляется еще больше.

Мужья онкопациенток приходят к психологу крайне редко. Зачастую просто спросить, как вести себя с женой в такой непростой ситуации. Иногда, прежде чем рассказать о болезни жены, могут говорить про что угодно — работу, детей, друзей. Чтобы начать рассказ о том, что действительно глубоко волнует, им нужно время. Я очень благодарна им за смелость: нет большего мужества, чем признаться в печали и бессилии.

Поступки мужей онкопациенток, которые хотели поддержать своих жен, вызывали у меня восхищение. Например, чтобы поддержать свою жену во время химиотерапии, мужья тоже стриглись наголо или сбривали усы, которые ценили больше, чем шевелюру, потому что не расставались с ними с 18 лет.

Фото: kinopoisk.ru, кадр из фильма «Ма Ма»

Вы не можете отвечать за чувства и жизнь других

Почему мы боимся эмоций онкопациентки? На самом деле мы боимся столкнуться со своими переживаниями, которые возникнут, когда близкий человек начнет говорить о боли, страдании, страхе. Каждый отзывается своей болью, а не болью чужого. Действительно, когда любимому и дорогому человеку больно, вы можете испытывать бессилие и отчаяние, стыд и вину. Но они ваши! И ваша ответственность, как с ними обращаться — подавить, игнорировать или прожить. Испытывать чувства — это способность быть живым. Другой не виноват, в том, что вы это чувствуете. И наоборот. Вы не можете отвечать за чувства других людей и за их жизнь.

Почему она молчит о диагнозе

Имеет ли право онкопациентка не говорить родным о своей болезни? Да. Это ее личное решение в настоящий момент. Потом она может и передумать, но сейчас это так. На это могут быть свои причины.

Забота и любовь. Страх ранить. Она не хочет причинять боль вам, дорогим и близким.

Чувство вины и стыда. Зачастую онкопациентки чувствуют вину за то, что заболели, за то, что все переживают, да мало ли еще за что. И еще чувствуют огромное чувство стыда: она оказалась «не такой, как надо, не такой, как другие — здоровые», и ей нужно время для проживания этих очень непростых чувств.

Страх, что не услышат и будут настаивать на своем. Конечно, можно было бы сказать честно: «Я болею, я очень переживаю и хочу сейчас побыть одна, но я ценю и люблю тебя». Но эта искренность для многих труднее, чем молчание, потому что зачастую есть негативный опыт.

Фото: i2.wp.com

Почему она отказывается от лечения

Смерть большой спаситель, когда мы не принимаем свою жизнь такой, какая она есть. Этот страх жизни может быть осознанным и неосознанным. И, возможно, это одна из причин, по которой женщины отказываются от лечения, когда шансы на ремиссию велики.

У одной знакомой мне женщины была 1 стадия рака молочной железы — и она отказалась от лечения. Смерть для нее была более предпочтительной, чем операция, шрамы, химия и потеря волос. Только так можно было решить непростые отношения с родителями и с близким мужчиной.

Иногда от лечения отказываются, потому что боятся трудностей и боли — начинают верить колдунам и шарлатанам, которые обещают гарантированный и более легкий способ прийти к ремиссии.

Понимаю, как невыносимо трудно в этом случае близким, но всё, что мы можем — это выражать свое несогласие, говорить о том, как нам печально и больно. Но при этом помнить: жизнь другого нам не принадлежит.

Почему страх не уходит, когда наступает ремиссия

Страх — это естественное чувство. И не в человеческих силах избавиться от него полностью, особенно если это касается страха смерти. Из страха смерти рождается и страх рецидива, когда вроде бы все в порядке — человек находится в ремиссии.

Но принимая смерть в расчет, начинаешь жить в согласии со своими желаниями. Найти свою собственную дозировку счастья — думаю, это один из способов лечения онкологии — в помощь официальной медицине. Вполне возможно, мы зря боимся смерти, потому что она обогащает нашу жизнь чем-то действительно стоящим — подлинной жизнью. Ведь жизнь — это то, что происходит прямой сейчас, в настоящем. В прошлом — воспоминания, в будущем — мечты.

Понимая собственную конечность, мы делаем выбор в пользу своей жизни, где мы называем вещи своими именами, не пытаемся изменить то, что изменить невозможно, и ничего не откладываем на потом. Не бойтесь того, что ваша жизнь окончится, бойтесь того, что она так и не начнется.

Ссылка на основную публикацию
Как вернуться к старой версии яндекс браузера
Яндекс браузер, несмотря на свою относительную «молодость» в сравнении с другими обозревателями, очень быстро обрел популярность и свою нишу пользователей....
История скачивания на компьютере
Вы пришли домой, отдохнули и решили проверить почту. Но подойдя к компьютеру, обратили внимание, что мышь стоит не на своем...
История создания языка java
В этой статье кратко изложена история развития языка Java. В основу этого ма­териала положены различные опубликованные первоисточники (в частности, интер­вью...
Как вести себя с больным раком
С ним научились бороться, им научились управлять, но он по прежнему уносит жизни и калечит судьбы целых семей. И у...
Adblock detector